Энциклопедия кошек    
Главная

Породы лошадей

Статьи

Фотогалерея

Ссылки

Контакты
 
В нашей энциклопедии мы постарались собрать максимально полную информацию о лошадях. В разделе "Породы" вы найдете детальное описание пород лошадей.
Фотогалерея
Лошадь на привале


http://import-sigaret.com/ импортные сигареты - где покупать сигареты с импортным. . Топовый тамада на удивительную свадьбу Харьков будет учтивым. . онлайн казино почему любят играть в онлайн казино.irokez-hold.ru
Главная » Статьи » Николай II и королевские Шотландские серые

Николай II и королевские Шотландские серые





Утром 26 ноября 1894 г.1 в Олдершоте майор достопочтенный УП. Алекзандер (W.P. Alexander), командующий в отсутствие командира полка подполковника Альфреда Уэлби2 2-м драгунским полком (Королевскими Шотландскими Серыми) издал следующий приказ по полку:
«Командующий полком желает довести этим приказом до сведения всех чинов, что Её Величество Королева всемилостивейше изволила назначить Императора Всероссийского Шефом Королевских Шотландских Серых».Это был своего рода подарок от королевы Виктории в день свадьбы молодому царю Николаю II, который женился на её внучке Алисе Гессенской, принявшей в православии имя Александры Феодоровны.Во время состоявшегося по этому случаю полкового парада была зачитана телеграмма Николая II подполковнику Уэлби:«Королева только что назначила меня Шефом Королевских Шотландских Серых, одного из самых заслуженных полков Британской Армии, мне очень хочется выразить Вам и полку, сколь сильно я ценю честь, оказанную мне эти назначением».


От полка в Петербург была послана ответная поздравительная телеграмма:

«Е.И.В. Императору Всероссийскому, Шефу Королевских Шотландских Серых, Санкт-Петербург.  Все чины полка Вашего Императорского Величества, Королевских Шотландских Серых, выражают свои искренние поздравления по случаю свадьбы Вашего Величества с внучкой Её Величества Королевы.  От подполковника  командира Королевских Шотландских Серых, Олдершот». Вечером того же дня в Виндзорском замке состоялся торжественный обед, данный королевой Викторией в честь свадьбы царя. На нём присутствовали, кроме прочих, и представители российского посольства вместе с полковым командиром Королевских Шотландских Серых4. 27 ноября последнему пришла ещё одна телеграмма от Августейшего Шефа:

«Императрица и я просим принять нашу искреннюю благодарность за внимание, оказанное нам в тот день (день свадьбы.). Николай».Так началась связь Николая II с полком, длившаяся почти 24 года, и которой суждено было столь трагично закончиться...
Выбор шефского полка не был случайным. 2-й драгунский полк (Королевские Шотландские Серые)  2nd Dragoons (Royal Scots Greys)  являлся одним из старейших в Британской армии и единственным регулярным шотландским кавалерийским полком.

Его история восходит к 1678 г., когда были сформированы три отдельных взвода шотландских драгун. Через три года, 25 ноября 1681 г., король Карл II подписал указ о создании ещё трёх драгунских взводов, которые были присоединены к уже существовавшим. Таким образом, был создан единый полк, получивший название «Королевский полк шотландских драгун» (The Royal Regiment of Scots Dragoons).
Его первым полковником6 стал генерал Томас Дэ-льелл оф Биннс (Thomas Dalyell of the Binns). Следует сказать несколько слов о необычайной судьбе этого человека. Он родился в 1599 г. Во время гражданской войны в Англии Дэльелл сражался на стороне роялистов, в 1651 г. в битве при Вустере он попал в плен и был заключён в лондонский Тауэр. Ему удалось оттуда бежать в Московию, где шотландец получил офицерский патент и успешно сражался против поляков и татар. После Реставрации монархии в Британии, Дэльелл вернулся на родину, где командовал правительственными войсками в борьбе с протестантами. Скончался в октябре 1685 г. в возрасте 86 лет. После его смерти осталась масса легенд. Протестанты считали, что Дэльелл находился в союзе с дьяволом, и убить его можно было лишь серебряной пулей7.

В 1692 г. это наименование полка было утверждено королевским указом Вильгельма и Марии.В 1694 г. согласно воле Вильгельма III, повелевшего, чтобы английские драгунские полки имели преимущество в старшинстве, полк получил порядковый номер «4».В 1702 г. полк получает неофициальное название «Серых драгун» (Grey Dragoons) или «Шотландский полк серых лошадей» (The Scottish Regiment of Grey Horses).В 1707 г. после объединения английской и шотландской корон полк получил официальное название «Королевский полк северо-британских драгун» (The Royal Regiment of North British Dragoons). При этом название «Шотландские Серые» (Scots Greys) применялось повсеместно.

В 1713 г. согласно указу королевы Анны полк получил порядковый номер «2».В 1877 г. полк был официально назван 2-м драгунским полком (Королевские Шотландские Серые), а в 1921 г. название было изменено на Королевские Шотландские Серые (2-й драгунский полк) — The Royal Scots Greys (2nd Dragoons).Во время войны за испанское наследство Шотландские Серые сражались под началом легендарного Джона Черчилля, герцога Мальборо во Фландрии. За поражение, нанесённое им французскому полку Короля (Regiment du Roi) в битве при Рамильи в 1706 г., ему было пожаловано уникальное отличие в британской кавалерии — все чины получили в качестве головного убора гренадерские «митры». В 1777 г. они были обтянуты мехом и постепенно превратились во всем хорошо известные медвежьи шапки.

«Серые» воевали с отличием во время войны за австрийское наследство, Семилетней войны, сражались против революционной и впоследствии наполеоновской Франции. Но особенно полк отличился в битве при Ватерлоо, где сержант Чарльз Юарт (Charles Ewart) захватил орла французского 45-го линейного полка. Впоследствии изображение этого орла легло в основу полковой эмблемы. Во время Крымской кампании 1853-1856 гг. шотландские драгуны приняли участие в знаменитой битве под Балаклавой, где рубились с русскими гусарами. С этого времени до 1894 г. полк активного участия в боевых действиях не ду, 30 января 1895 г., полковая делегация прибыла в российскую столицу. Для сопровождения офицеров к ней был прикомандирован граф Г.А. Бобринский, а для заботы о вахмистре был выделен унтер-офицер Лейб-гвардии Конного полка10. На вокзале её встречал военный атташе британского посольства подполковник Уотерс. Затем члены делегации направились в «Hotel de ГЕигоре», где для них были забронированы апартаменты министром Двора И.И. Воронцовым-Дашковым. Вечером того же дня шотландцы были почётными гостями на обеде в Императорском яхт-клубе. 31 января офицеры и вахмистр знакомились с достопримечательностями Санкт-Петербурга, а вечером в их честь британский посол сэр Фрэнк Кавендиш Ласселс (Lascelles) дал торжественный обед. На следующий день Шотландские Серые присутствовали в Петропавловском соборе на панихиде по покойному Императору Александру III11. Майор Хипписли записал в своём дневнике:

«...в 1.45 отправились в парадной форме в Петропавловский собор, находящийся внутри крепости, чтобы присутствовать на панихиде по покойному Императору Александру III. Там не было никого из членов Императорской семьи, поскольку для них утром была отслужена отдельная особая панихида, но все чиновники Императорского Двора и министры находились в соборе в придворной форме... Бобринский поставил нас практически в первом ряду, где мы сильно бросались в глаза в наших красных мундирах и обшитых золотым галуном ремнях, придворный дал каждому из нас по свечке, которую мы зажгли. Это доставляло массу неудобств, т.к. мы уже держали в руках наши большие медвежьи шапки и пару перчаток. Отчаянно пытаясь удержать все в руках, я обнаружил, что султан моей медвежьей шапки задевает шею одного из министров, стоявшего впереди меня. У чиновника, находившегося рядом со мной, сильно тряслась рука, отчего воск летел в мою сторону, к счастью, не задев меня. Нам дважды пришлось преклонять колени и становиться на голый камень во время пения очень длинных молитв. Я оба раза опускался на колени, дрожа и боясь услышать угрожающий треск, т.к. в нашей парадной форме усердная молитва могла иметь печальные последствия. Однако мы прошли через это тяжёлое испытание, панихида подошла к концу...»Вечером члены делегации вновь обедали в Императорском яхт-клубе с майором Уотерсом и графом Г.А. Бобринским. В субботу, 2 февраля, британские офицеры и вахмистр прибыли в дворцовых экипажах, предоставленных в их распоряжение на время пребывания в российской столице, в Аничков дворец. Там их встретили церемониймейстер князь А.С. Долгорукий и управляющий делами Императорской главной квартиры генерал О.Б. Рихтер. В 15.30 «серые» были приняты в Голубой гостиной августейшим шефом с супругой. Царь был в мундире Королевских Шотландских Серых, поверх которого была надета лента британского Ордена Подвязки. Было бы небезынтересным сказать несколько слов об истории пошива полкового мундира для государя. Майор Хипписли так описал это в своём дневнике за 1 февраля:

«Казалось, все попытки пошить мундир Серых для Императора обречены на провал, к тому же Принц Уэльский сильно настаивал на том, чтобы униформа Императора была исполнена безукоризненно, и что он должен получить её вовремя, чтобы быть в ней, принимая нас. К сожалению, вместо того чтобы в письме поручить эту задачу Полковнику , как наиболее сведущему в этом деле человеку, он поручил Уотерсу отправить лондонскому портному необходимые мерки, но так как здесь они снимаются в сантиметрах, а в Англии в дюймах (Хипписли ошибся, в России мерки снимались в вершках.  .), путаница была неизбежна, произвести примерку не представлялось возможным, и в результате Великий Князь Алексей (Алексей Александрович.) сказал нам сегодня вечером, что мундир не сходится на груди и сапоги слишком малы. Подходили ли остальные предметы обмундирования по размеру, сказать невозможно, наш портной немедленно выехал бы в Россию и снял бы мерки с Царя и сделал бы всё при необходимости в России, и оставался бы там до тех пор, пока мундир не сидел бы идеально». Подполковник Уэлби преподнёс Николаю II от имени полка картину, на которой был изображён Его Величество во главе Шотландских Серых. Полотно, исполненное художником Мэтьюзом (J.C. Mathews), во время аудиенции было поставлено на мольберт14. В этот день в своём дневнике государь сделал запись: «Оделся в свой новый английский мундир, чтобы принять депутацию от Scots Greys. Командир  Welby, два офицера и вахмистр поднесли мне от имени полка картину».

В понедельник, 4 февраля, депутация была представлена великому князю Владимиру Александровичу, командующему войсками гвардии и Санкт-Петербургского военного округа, во вторник её принимали у себя кавалергарды, в четверг состоялся банкет в британском посольстве, а в пятницу члены делегации обедали в присутствии великого князя Павла Александровича с офицерами Лейб-гвардии Конного полка. После трапезы у конногвардейцев Шотландские Серые отправились в Царское Село, где в их честь Лейб-гвардии Гусарский Е.В. полк устроил
торжественный обед. Великий князь Николай Николаевич-младший произнёс под бурные аплодисменты несколько тостов за здоровье английской Королевской семьи, за Британскую армию, Шотландских Серых, а также за здоровье английского военного атташе Уотерса. Последний, говоря по-русски, поблагодарил Е. И. Выс. и офицеров лейб-гусар за тот тёплый приём, который был оказан полковой делегации в России. На следующий день британцы обедали с офицерами Лейб-гвардии Преображенского полка1.

После краткого пребывания в Москве шотландские офицеры были приглашены на официальный приём в британском посольстве в Санкт-Петербурге в среду вечером, где присутствовали высокопоставленные лица Императорского Двора, члены дипломатического корпуса, а также цвет столичного общества. Подполковник Уэлби, майор Хипписли и капитан Скоубелл надели российские ордена  орден Св. Анны 2-й ст., орден Св. Станислава 2-й ст. и орден Св. Анны 3-й ст. соответственно,  только что пожалованные им царём17. Согласно уставам британской армии, офицеры могли получить иностранные награды лишь за отличную службу перед лицом врага, однако королева Виктория любезно сделала в этом случае исключение и позволила офицерам Шотландских Серых принять и носить российские ордена.

В четверг, 14 февраля, офицеры Серых вместе с британским послом Ф. Ласселсом и военным атташе Уотерсом были удостоены чести обедать вместе с императором и императрицей в Аничковом дворце. На этом и завершилось пребывание полковой делегации в Петербурге. Уже на следующий день её члены отправились в Берлин, откуда после тёплого приёма, оказанного кайзером Вильгельмом II, вернулись в Великобританию 21 февраля1''. В ноябре 1895 г. полк послал августейшему шефу поздравительную телеграмму по случаю рождения великой княжны Ольги Николаевны. В 1896 г. на коронации Николая II от имени полка присутствовал подполковник Уэлби. В том же году царь с Александрой Феодоровной совершал путешествие по Европе. После посещения Дании 22 сентября императорская яхта «Штандарт» подошла к берегам Шотландии. Около 11 часов царь с царицей появились на палубе. Государь был в мундире Шотландских Серых. После высадки на берег у г. Лейт (Leith) российскую августейшую чету встретил почётный караул из 100 человек и оркестра Аргалайско-Сазерлендского хайлендского полка (Argyll and Sutherland Highlanders) под началом капитана Торнтона (Thornton). Позднее из Хонслоу для её сопровождения прибыл отряд Шотландских Серых численностью 150 человек во главе с майором Уильямом Генри Хипписли, тем самым, который год назад посещал Петербург в составе полковой делегации. Затем российский монарх отправился в Балморал, шотландскую резиденцию королевы Виктории20. В этот день Николай II записал в своём дневнике:

«В 7 ч. пришли на вид Шотландского берега ... Погода испортилась, задул SO и пошёл дождь. Пройдя милю эскадры канала, стали на якорь в полумиле от гор. Leith. К 11 час. прибыли на яхту д. Берти и Arthur (Принц Уэльский, будущий король Эдуард VII, и герцог Конноутский Артур. — М.Ч.) со свитой и остались завтракать у нас. В 1 Уг простились с чудным “Штандартом” и съехали на берег на частном пароходе при салюте с эскадры. Я был в форме Scots Greys. На пристани городские головы Leittia и Эдинбурга сказали приветственные речи и затем мы отправились в экипажах на станцию под конвоем Scots Greys. Уехали в Королевском вагоне в 2 1/2 и прибыли в Ballater в 7 ч. На станциях в пути были встречи с почётными караулами и адресами от городов. Было холодно, моросило и трясло ужасно на ж.-д. В Ballater ожидали нас Джоржи и Мей (будущий король Георг V и королева Мария. .). Оттуда ехали в экипажах час времени и приехали в Баль-мораль к 8 ч. при факельном освещении... Обедали в 9 ч. и я не вылез из мундира раньше 11 час.».После пребывания у королевы Виктории российская императорская чета 3 октября 1896 г. из Балморала, в сопровождении Шотландских Серых, отправилась на железнодорожную станцию в Баллатер, откуда проследовала на поезде в Портсмут, чтобы оттуда отплыть во Францию21. Серые служили почётным эскортом своему шефу на протяжении практически всего его пребывания в Великобритании. Майору Хипписли государь подарил на память золотой портсигар и свою фотографию с автографом.

На протяжении всего периода шефства над Шотландскими Серыми Николай II проявлял глубочайший интерес к своему полку. Государя на протяжении многих лет в Великобритании представлял военный агент российского посольства Н.С. Ермолов  он присутствовал на полковых обедах, дружил со многими офицерами.Государь решил заказать свой портрет в форме полка известному портретисту В.А. Серову и преподнести его в дар своему полку. До 1971 г. портрет висел в офицерском собрании Шотландских Серых, а ныне находится в полковом музее Королевских Шотландских гвардейских драгун, где занимает одно из самых почётных мест.Интересный эпизод, связанный с написанием этого портрета в 1900 г., привёл в своих воспоминаниях Игорь Эммануилович Грабарь:

«Но самым интересным из его  рассказов о царских сеансах был тот, который относился к 1900 году, к последнему сеансу портрета Николая II в форме шотландского полка, в красном мундире, с высокой меховой шапкой в руке. Уходя с последнего сеанса, бывшего накануне, царь просил Серова прийти ещё раз на другой день, сказав, что имперауприца хотела посмотреть портрет и познакомиться с его автором. Серов отправился ещё раньше, чтобы тронуть ещё кое-что. В назначенный час пришли царь с царицей. Царица просила царя принять свою обычную позу и, взяв сухую кисть из ящика с красками, стала внимательно просматривать черты лица на портрете, сравнивая их по натуре и указывая удивлённому Серову на замеченные ею мнимые погрешности в рисунке: “Тут слишком широко, здесь надо поднять, там опустить”.Серов, по его словам, опешил от этого неожиданного урока рисования, ему кровь ударила в голову, и, взяв с ящика палитру, он протянул ее царице, со словами: “Так Вы, Ваше Величество, лучше сами и пишите, если так хорошо умеете рисовать, а я больше слуга покорный”.


16 ноября 1906 г. в Эдинбурге был открыт памятник Шотландским Серым, павшим в войне в Южной Африке в 1899-1902 гг. Царя на церемонии открытия представлял военный агент российского посольства в Лондоне генерал К.И. Вогак. Николай II послал полку телеграмму, которая была зачитана в конце церемонии: «В день открытия монумента в память Шотландских Серых, павших на поле брани, мысленно я пребываю вместе с моим доблестным полком и посылаю ему мои искренние поздравления.  Николай». С началом Первой мировой войны 29 августа 1914 г., спустя 12 дней после прибытия Серых во Францию, Николай II отправил им послание: «Я счастлив думать, что мой доблестный полк, Королевские Шотландские Серые, сражаются бок о бок с Россией против общего врага. Убеждён, что они поддержат славные традиции прошлого, посылаю им мои сердечные поздравления и желаю им победы в боях»26. Император не ошибся в своём полку. Шотландские драгуны с честью сражались во всех крупных битвах 1914 г., в которых принимали участие Британские экспедиционные силы, таких как отступление от Монса, битва на Марне и «гонка к морю». В результате командир полка подполковник Чарльз Балкли (Бюлклей) Балкли-Джонсон был удостоен высокой награды: 27 ноября (ст. ст.) Высочайшим повелением ему был пожалован орден Св. Георгия 4-й  Другие офицеры и нижние чины полка получили российские награды. Газета «Таймс» от 2 марта 1915 г. опубликовала список награждённых.

1 января 1916 г. король Георг V пожаловал Николаю II чин фельдмаршала британской армии34. От полка августейшему шефу были отправлены поздравительные телеграммы по этому случаю, а также по случаю Нового года. Император прислал ответное послание командиру Серых подполковнику У Ф. Коллинсу:«Я шлю Вам мои самые тёплые слова благодарности и пожелания удачи в 1916 г. всем чинам моего великолепного полка.  Николай. Я прошу Вас передать мою искреннюю благодарность всем чинам моего доблестного полка за их поздравления по случаю присвоения мне Его Величеством Королём Георгом чина Фельдмаршала Британской Армии.  Николай».В мае от имени царя расположение Шотландских Серых посетил в Бекуре военный агент российского посольства в Лондоне генерал-лейтенант Н.С. Ермолов.18 августа от полка Николаю II была отправлена телеграмма с отчётом о состоянии дел на фронте, а уже 28 сентября через российского военного атташе подполковнику Коллинсу были переданы царская благодарность и восхищение храбростью полка37.

Новогодняя поздравительная телеграмма 1917 г., переданная командиру Шотландских Серых российским послом графом Бенкендорфом38, стала последним посланием Императора своему полку. Несмотря на отречение 15 марта, Николай II оставался шефом шотландских драгун вплоть до своей смерти в ночь на 17 июля 1918 г. Со смертью царя завершилась целая глава в истории Королевских Шотландских Серых. В знак траура по убиенному российскому императору Николаю II Шотландские Серые после 1918 г. носили полковые эмблемы на головных уборах на чёрной подкладке, а полковой оркестр в офицерском собрании исполнял гимн «Боже, Царя храни». Сегодня эту традицию продолжает новый полк, образованный в результате объединения 2 июля 1971 г. Серых и 3-го Карабинерного (Принца Уэльского гвардейского драгунского) полка в Королевский Шотландский гвардейский драгунский полк (карабинеры и серые)  The Royal Scots Dragoon Guards (Carabiniers and Greys). В нём и по сей день свято чтят память последнего российского императора. Делегация от полка присутствовала при захоронении останков Николая II и членов его семьи в Петропавловском соборе С.-Петербурга 17 июля 1998 г.

С именем Николая II связана ещё одна легенда о белой медвежьей шапке литаврщика Шотландских Серых.Споры о происхождении белой медвежьей шапки литаврщика (впоследствии бас-барабанщика) не утихают до сих пор. Согласно наиболее распространённой версии, шапка была подарена Серым шефом полка Николаем II в 1894 г. Однако эта красивая легенда не подтверждается полковыми документами или фотографиями. По одной из версий, шапка появилась пятью годами ранее, в 1889 г. Исследователь УА. Торнби считает, что шапка была введена в виде эксперимента подполковником Уэлби в 1893 или 1894 г. Однако этот головной убор не понравился полковнику, и шапку, вплоть до его отставки в 1896 г., носили редко. Легенда о «русском» происхождении белой медвежьей шапки получила распространение с подачи носившего её литаврщика Бута (Booth), однако подполковник Уэлби опроверг эту легенду.После 1936 г. шапка носилась крайне редко. Лишь в 1935 г. подполковник Пиготт-Муди решил, что шапку на всех церемониях в конном строю следует носить всегда. Оригинал шапки, изготовленный в командование Уэлби, на тот момент уже находился в музее Эдинбургского замка, и новый головной убор был изготовлен из козьей шкуры. Во время Второй мировой войны эта шапка была утеряна, и в 1950-е во время фестивалей военных оркестров в Эдинбурге и на Уайтхолле использовалась оригинальная, викторианских времен. Подполковник Эйдан Марк Спрот, командир Шотландских Серых в 1959-1962 гг., выдвинул ещё одну версию о том, что Николаем II была подарена шкура белого медведя, из которой в полку изготовили шапку. 
  





    © 2010, Энциклопедия лошадей. Все права защищены.
    Породы лошадей, статьи о лошадях.
    Яндекс цитирования   
    Всё о лошадях. Энциклопедия лошадей.